Офицерский корпус армии Союза

Большинство офицеров армии США не изменили своей присяге, и лишь 286 из них предложили свои услуги Конфедерации. Вест-пойнтовцы в основной массе также не поддержали южные штаты. Только 99 бывших офицеров, окончивших Вест-Пойнт присягнули на верность Конфедерации, в то время как на федеральную службу вернулись 114 человек. Северяне, однако, снова не смогли воспользоваться своим преимуществом: большинство офицеров-профессионалов, многие из которых стали бы прекрасными полководцами Севера, так и прослужили всю войну в младших и средних чинах, и лишь примерно четверть из них получили в конце концов генеральские эполеты. Таким образом, основу командного состава федеральной армии составляли люди, имевшие до войны лишь отдаленное представление о военной службе. Происходило это, во-первых, потому, что военное ведомство старалось сохранить регулярную армию в ущерб качеству армии добровольческой и всячески мешало профессиональным командирам поступать на службу в волонтерские полки, а во-вторых, эти командиры и сами предпочитали регулярную службу как более трудную, но вместе с тем и более почетную. В результате командные посты добровольческой армии были на всех уровнях «оккупированы» разного рода дилетантами, искавшими леткой славы, наград и возможностей для политической карьеры. Были, впрочем, и среди этих непрофессиональных командиров талантливые и храбрые офицеры, на которых, собственно, и держалась армия. К их числу, например, относился Джошуа Лоуренс Чемберлен, в прошлом преподаватель риторики и основ веры в колледже Бодуин, штат Мэн, сумевший не только дослужиться до звания генерал-майора, но и получить за проявленные храбрость и мужество Почетную медаль Конгресса — высшую военную награду США. Особенно много всевозможных проходимцев от политики было среди старших офицеров федеральных вооруженных сил. Во время войны Север по-прежнему оставался ареной борьбы двух политических партий, и это неизбежно отражалось на состоянии армии. Линкольну приходилось считаться со своими оппонентами-демократами, и в обмен на политическую поддержку он часто производил их в генералы и назначал на ответственные посты. Лишь очень немногие из этих генералов-политиканов, как называли их в обществе, действительно что-то представляли из себя как военные. Большинство же, такие, как Батлер, Бэнкс, Фремонт, Зигель и многие другие, принесли делу Севера столько вреда, что этому можно было бы посвятить отдельную и довольно объемистую работу. «Назначение таких людей на командные посты выглядит самоубийством, — писал в 1864 году начальник штаба Улисса Гранта Генри Хэллек. — И все же до сих пор с этим ничего нельзя поделать». Линкольн и сам хорошо знал цену генералам-политиканам, шел на предоставление им командных постов скрепя сердце. Когда в 1863 году генерал-партизан конфедератов Джон С. Мосби во время рейда на Фейрфакс, штат Вирджиния, взял в плен бригадного генерала и 58 лошадей, президент больше жалел о потере лошадей, чем о потере генерала. «Бригадных генералов я делать могу, — сказал он, — а лошадей пока еще не научился». Но чем больше было на командных постах армии Севера серых бездарностей, тем ярче сверкали на их фоне, словно настоящие бриллианты среди фальшивых стекляшек, таланты таких генералов, как Улисс С. Грант, Уильям Т. Шерман, Филипп Шеридан и многих других. В конце концов им удалось пробить себе дорогу к высшим постам вооруженных сил Союза и возглавить его победоносные армии, завершившие эту войну.

НАЗАД

Hosted by uCoz